Что за радость! На’ руки дочку Нину поднять,
Четырёх с половиною годиков от’ роду.
Эх, вот бы Олю, красавицу-жёнку обнять.
Дровишек бы нарубить. Сгонять бы по’ воду.

Ежели ноги в тепле — стало быть, в жизни есть толк.
Курева вдоволь и хватает провизии.
Сто двадцать шестой наш стрелковый полк
Семьдесят первой стрелковой дивизии.

Под Петрозаводском моро’зит батальон.
В баньке бы согреть душу, руки и ноги.
Онежское озеро. Медвежьегорский район,
Десятый разъезд Кировской железной дороги.

Архангелогоро’дский, а всё же дивлюся я:
Какое высокое карело-финское небо.
Заиндевела, промёрзла насквозь земля.
Яру’шник бы сейчас — деревенского хлеба.

II.

Узнаю после я, увижу издали,
Хранитель-Ангел ли расскажет мне:
О внучках-правнуках, жене, родителях,
Друзьях, о северной моей родне.

С июня знойного до стылой осени
Боль отступления несёт боец:
Сергей Васильевич, стрелок Абросимов, 
Ваш нежно любящий муж и отец.

Узнаю издали, из мира горнего, 
Хранитель-Ангел ли расскажет мне:
Землёю стану я в боях за Родину.
Пусть мирно дышится моей земле.

III.

От Информбюро вечернее сообщение.
А в письме из штаба: «остался на поле боя».
Знаешь, бывают ошибки и в похоронном извещении, 
Ты шибко не верь ему, милая Оля.

До чего же люблю я вас: дом, семья и земля.
Терпелива, однако, крестьянская наша порода. 
Я убит десятого ноября
Тысяча девятьсот сорок первого года.

2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.